Главное меню

Портал государственных и 
муниципальных услуг Вологодской области

Как зарегистрироваться на ЕПГУ

Список госуслуг, предоставляемых через ЕПГУ

Портал правовой информации

Персональные данные. Дети

Социально-психологическое тестирование обучающихся

Уполномоченный при Губернаторе области по правам ребенка

Смирнова

Ольга Александровна

Почтовый адрес: 160000, г. Вологда, ул. Герцена, д. 2

Адрес нахождения: г. Вологда, ул. Пушкинская, д. 20

Адрес электронной почты: SPR@gov35.ru

Телефоны: 8(8172) 23-00-30 (добавочный (специалистов) 7731, 7735, (уполномоченного при Губернаторе области по правам ребенка) 7730)

Факс: 23-00-30 добавочный 0

Защита персональных данных

запись по телефону  (8172)53-03-70

Восприятие детьми семейного насилия

Красавина Анна Александровна,

педагог-психолог

 

В современном обществе остро встает проблема насилия в семье, особенно когда объектами насилия становятся дети. Проблема насилия, как правило, описывается с позиций стороннего наблюдателя. В работе, которую провели Тащёва А.И. и Гриднева С.В., предпринята попытка исследования проблемы семейного насилия глазами самого ребенка. С выводами данной работы, мне и хотелось бы Вас познакомить.

Авторами предпринят опрос 479 дошкольников с помощью детского варианта авторской анкеты А.И. Тащёвой на исследование насилия в семье.

Анализ материалов эмпирического исследования позволяет сделать следующие выводы.

1. Существует шесть основных видов поведения, которые дети 5–7 лет считают насилием: убийство, рукоприкладство (побои), изнасилование, моральное подавление, унижение, принуждение. Наиболее распространено представление о насилии как физическом воздействии: убийстве и рукоприкладстве.

2. Дети, не имеющие опыта домашнего насилия, воспринимают последнее как абстрактное преступное деяние (убийство, рукоприкладство, изнасилование): «Бандит стреляет в другого бандита, тот падает и умирает насовсем».

3. Дети, пережившие опыт жертвы насилия в семье, воспринимают его как конкретную форму физического принуждения (побои), сочетающегося с моральным подавлением личности: «Мама, когда у неё плохое настроение, злобно говорит, что лучше бы меня, такой бестолковой, не было».

4. 39,0 % опрошенных детей не имеют четких представлений о насилии в семье и причинах его возникновения. Чаще они ссылаются на усвоенные ими с помощью СМИ «культурные» образцы, либо на собственные ощущения психологического дискомфорта, грозящей им опасности и т. д.: «Бандюганы ездят по городу на крутых машинах и стреляют в кого хотят».

5. Имеются четкие гендерные отличия в восприятии насилия. Мальчики воспринимают насилие как инструмент для эффективного изменения нежелательного поведения других людей, девочки чувствуют насилие как средство воздействия на личность с целью изменения «плохих» качеств другого. Как правило, дети из полных семей воспроизводят образцы мотивировки подобных поступков, усвоенные ими от родителя схожего пола.

6. Главная причина, по которой люди подвергаются насилию – это провоцирующее поведение жертвы при нарушении последней принятых в семье норм и правил. Само насилие дети воспринимают как эффективное средство «исправления» поведения или личности жертвы.

7. В процессе семейного воспитания с репрессивными элементами у детей нередко возникает положительный образ человека, прибегающего к насилию, которое, по их мнению, направлено на коррекцию их нежелательного поведения.

8. Дети, подвергшиеся семейному насилию сами в три раза чаще по сравнению с детьми без такового, используют физическое принуждение в отношениях со сверстниками. Дети с опытом жертвы насилия в семье считают данное явление обыденным или описывают его как действие, временно вызывающее психологически некомфортное состояние; они вынужденно научаются эмоционально отстраненному восприятию насилия и приобретают навык рассматривать насилие в качестве нормативного способа заставить жертву испытать чувство унижения в ответ на фрустрацию своих потребностей: «Ладно, что папка дерется, он зато сказал, что за меня голову кому хочешь отвернет – вот какой у меня добрый папка».

В качестве факторов, защищающих семью от насилия, опрошенные дети выделили любовь, бережное отношение друг к другу, наличие социально одобряемых личностных черт у всех членов семьи, высокую культуру поведения, защиту от негативного воздействия «плохих» людей вне семьи и благосостояние: «Родитель, когда любит ребенка, он хороший, он ребенка своего не бьет, а жалеет».

Опыт семейной жизни дает детям и нормативные образцы инструментально-целевого использования актов насилия в различных ситуациях межличностного взаимодействия; развивает у них устойчивость к восприятию и переживанию эмоциональных и физических последствий поведения насилия; задает способы его причинно-следственного обоснования.

Осуществление насилия значимым взрослым (родителем, другим родственником) приводит к созданию у ребенка положительного образа насильника и к ценностному оправданию насильственных действий, что может формировать «двойной» стандарт восприятия насилия. По сути, дети с опытом жертвы семейного насилия не воспроизводят нейтрального образа насильника, а исключительный случай негативной генерализации восприятия отца, бьющего свое дитя, вытесняется из сознания последнего либо ребенок все-таки находит положительные качества папы: «Он добрый, но бывает злой».

Эмпирические данные позволяют утверждать, что дети не просто воспроизводят в результате оперантного научения формальную сторону пережитого опыта жертвы семейного насилия, а усваивают его сущность и инструментально-целевое содержание, что позволяет им осознанно выбирать различные формы осуществления насилия в собственном опыте общения со сверстниками в зависимости от контекста ситуации и целей своего поведения.

 

При разработке данной статьи использовался материал статьи Тащёвой А.И., Гридневой С.В.- «Восприятие детьми семейного насилия»

[http://psyjournals.ru/psyandlaw/2013/n1/58360_full.shtml].

 

 

 

 

 

 

 

 

Октябрь 2018 года

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31

Горячая линия

visitka

Телефон доверия

Авторизация